8 800 200 44 20 звонок по России бесплатный
toplife
Алексей Локонцев

Выступление Алексея Локонцева на бизнес-событии Digitale в Санкт-Петербурге

15.05.2018

Новая концепция Digitale — «Мастерство» собрало в одном месте лучших в своем ремесле. Среди приглашенных гостей были Александр Невозоров, Александр Кержаков, Игорь Манн, Дмитрий Потапенко и другие. Спикеры рассказывали, как обрести мастерство в создании великих компаний, команд и продуктов.

2 дня, 40 выступлений и 4 параллельных потока: маркетинг, менеджмент, предпринимательство и личная эффективность.

Ниже вы можете ознакомиться с выступлением Алексея Локонцева из прикрепленного видео:



Первое, что хотел сказать: мы здесь все освещаем тему предпринимательства. Все, кто здесь присутствует — предприниматели в какой-то области, либо будущие, либо уже настоящие, состоявшиеся. Все предпринимательство у нас ради того, чтобы мы все зарабатывали столько денег, чтобы о них не думать.

Я с семнадцати лет занимаюсь предпринимательством, около тридцати бизнесов я похоронил. Первым моим бизнесом была продажа пирожков на базаре. Но самое главное — в бизнесе не нужно быть инноватором, нужно просто давать людям сервис. Даже сейчас тут хожу, и книжка лежит рядом, написано «Ай да сервис».

TOPGUN Франшиза на Digitale 1.jpg

  Но к чему я? Сейчас яркий пример. У нас на выходе два книжных магазинчика, один и второй. Я, как человек, любящий гаджеты, любящий новые технологии, конечно же, хожу без карточек и наличных денег. У меня есть телефон, чтобы за все платить, жду, когда в зуб встроят, чтоб просто и все. Я на одной книжной полке смог расплатиться таким методом (прим. мобильным телефоном) и купил книжек на двенадцать тысяч рублей, а на другой выбрал книжки, которых нет на той книжной, т.е. два конкурента стоят, а расплатиться не смог, потому что у них стоит старая, годовалой давности машинка, которая не принимает оплату PayPal. Но вопрос: вы предприниматели, уже год эта технология у всех в кармане. Значит, ответ какой? Вы не предприниматели, вы не делаете сервиса для своих клиентов и хотите в конкурентной войне остаться на рынке. Вы не останетесь на рынке в конкурентной войне, если вы на такие детали год не обращаете внимания. Это же преступление. Как можно в конкурентной войне играть и не делать очевидных вещей? Я возмущен. Именно это хотел вам рассказать.

А. Локонцев: «Кто такой успешный предприниматель? Это инноватор, который не боится творить те вещи, о которых все говорят «это не пойдет», «это неправильно», хватать возможности...»

Но еще я хочу рассказать следующее. Когда я выступал в Костроме, я в тот момент в костромском бизнес-журнале разместил рекламу своей франшизы на разворот. Приехал человек меня встречать, хвастается: «Это мой журнал, бизнес-журнал, я имею лицензию на «Кострому». Я беру первый журнал, который мне попадается, открываю его и мой разворот разделен другой рекламой, понимаете, т.е. вставили лист не туда. Я говорю: «Ты мне сейчас хвастался, ты такой хороший, а у тебя такая штука». Мы с ним чуть-чуть повздорили.

TOPGUN Франшиза на Digitale 2.jpg

Когда я выхожу выступать на сцену, говорю: «У всех журнал в руках?». Все говорят: «Да, журнал у нас в руках». «Откройте, пожалуйста, мою рекламу». Все открывают, я начинаю рассказывать эту вещь, что, представляете, мою рекламу взяли и попутали. Если бы я был, скажем, обычным человеком, я бы сильно расстроился, но я чуть-чуть свихнутый. Я сказал, что это даже хорошо. Почему? Потому что вы, листая такой разворот, на него обратили больше внимания, чем на обычный, потому что он же разделен, вы на нем заострили внимание, т.е. если вы даже кому-то будете рассказывать: «Представляете, журнал открываешь, а там реклама так». Я-то заплатил правильно и все поймут, что я-то заплатил за этот выпуск верно, это нарушили порядок в типографии. Это их проблема, не моя. Но вы на моей рекламе взгляд больше остановите, чем предполагали.

Самый прикол, что все сказали: «О чем ты говоришь?». Я говорю: «В смысле? У меня журнал». Так был один журнал в тираже с такой перепутанной штукой, у всех был нормальный. Они мне говорят: «Ты что с ума сошел?». В этом журнале, который здесь, он выглядит именно так, как я сейчас рассказываю, т.е. выпущен журнал, вот мой разворот. Где вторая моя часть? Вот вторая моя часть. Это организаторы, которые… Я к ним подошел и говорю: «А какой год ты делаешь это мероприятие?». Он говорит: «Десятый раз». Я говорю: «Десятый раз? И ты не учишься на своих ошибках?». Нет, не учится. Листаю, вот же так проходишь и попадаешь на нас. Нет, не попадаешь. Короче, я не знаю, где вторая моя часть. Мои люди, мои сотрудники скрепки разнесли, мы должны выглядеть так красиво, богато, как и здесь, но не до богатств нам по ходу.

То же самое происходит с моим написанием в программке. У всех программки есть, да? Там «TOPGUN» через «a» написано, да? Перепечатали, молодцы. Но как это вообще могло закрасться в ваш макет? Почему вы не вычитываете это? Почему вы это допускаете? Почему такие ошибки возможны у людей, которые организовывают такое хорошее мероприятие десятый раз? Ответьте мне, пожалуйста, на этот вопрос. Потому что все делают для зарабатывания денег. Но для того, чтобы стать успешным предпринимателем, нужно любить клиента.

Франшиза TOPGUN на Digitale 3.jpg

Вернусь к слайду. Кто такой успешный предприниматель? Это инноватор, который не боится творить те вещи, о которых все говорят «это не пойдет», «это неправильно», хватать возможности, как сейчас делает Telegram, о котором мы говорили. В каждой неудаче нужно рассматривать плюсы, которые ты можешь с этой ситуации вынести. Я именно так делаю, но я так делаю, потому что я уже, повторюсь, с семнадцати лет в бизнесе. Конечно же, у меня много бизнесов закрытых, я этот опыт на себе прошел. Сейчас в сорок лет я стал успешным настолько, что мне дали право выступать тут перед вами. Но мы все доходим до сорока лет, а выступающих не так много. Почему? Потому что мы живем в своем мире.

Вчера я встречался с одним человеком. У него издательство, журнал «Overtime». Он взял интервью. Я говорю: «Сереж, сколько ты зарабатываешь?». Он мне сказал сумму. Я говорю: «Твой бизнес больше не даст, но ты продолжаешь творить журнал, который больше тех денег, которые ты зарабатываешь, не даст. А стоит тебе купить мою франшизу (я как всегда продаю свою франшизу), ты будешь получать в разы больше, при этом я тебе дам готовый инструмент, как это делать, и я тебе гарантирую результат, потому что уникальность моей франшизы в том, что я, если вы не получаете результат, вам верну все деньги, которые вы вложили. В течение шести месяцев вы можете отказаться от моего продукта, и вы получите все деньги назад. Я вам даю возможность поиграть в мой бизнес, и если у вас не получается, считаете, что вы не для этого бизнеса, спокойно выходите, ничего не теряя. Такого предложения на рынке нет. Такое даю я, только я. Почему? Потому что я верю в свой продукт настолько и знаю его изнутри, что у меня сейчас сто восемьдесят шесть открытых барбершопов на сегодняшний день. Причем я, когда Сергею показывал, он говорит: «Сколько у тебя в Москве?». Я говорю: «Сто двадцать девять, потому что позавчера я смотрел, у меня было сто двадцать девять». Мы заходим в программу, а у меня сто тридцать один уже. Я понимаю, что я расту так… Главное, при росте не потерять качество. Я об этом вам тоже расскажу.

А Локонцев: «Рынок барбершопов занят на три процента. Из этих трех процентов я занимаю только один процент по количеству. Понимаете, насколько это голубой океан?»

Так вот, инновация и предпринимательство – это такая вещь, каждый должен исправлять мир на том уровне, на котором вы сейчас находитесь, но стремиться к большему.

У меня было интервью с Тиньковым, кто-нибудь смотрел? Я там рассказывал, что когда-то на старте подарил десять процентов своего бизнеса ребятам из Питера, которые купили у меня мастер-франшизу на Питер. Я тогда был молодой, зеленый, тогда было открыто только пять «TOPGUN». Они мне принесли ящик денег. Я сказал: «О, пацаны, вы такие хорошие, я вам еще мастер-франшизу подарю на Питер». Они за три с половиной года открыли всего четыре барбершопа «TOPGUN», хотя в Москве за это же время открылось уже сто с лишним. В октябре мы приняли решение отменить эксклюзив для Питера. Они у меня попросили за выкуп доли кучу денег...Вчера я остался единственным TOPGUN'овцем, т.е. теперь «TOPGUN» полностью принадлежит мне. Я все проценты, которые подарил в свое время, забрал.

TOPGUN на Digitale 5.jpg

В этот момент в октябре у нас пришел первый франчайзи, который уже за эти четыре месяца купил у меня двенадцать франшиз. Понимаете? Рынок настолько был разогрет, настолько требовал роста, а мои предприниматели, они тоже предприниматели, но их уровень абстракции не позволял им так быстро бежать, потому что они думали, что каждый «Topgun» будет мешать, хотя я им на примере Москвы показывал, что мешать не будет. На примере Тулы показывал, что мешать не будет, потому что я в Туле сейчас открою десять, и в Туле один от другого в двести метров, представляете?

А у меня ж недавно люди из Казахстана, Атырау, наверное, прислали в общий чат видео. У нас общий чат, все франчайзи там. Они пишут: «Тут мы, это наш барбершоп, это за деревом «OldBoy». Чтоб закрылся «OldBoy», мы хотим здесь, Леша, напротив открыть второй барбершоп наш». Мы, конечно, все посмеялись. Я им запретил так сделать, но люди настолько верят в нашу победу, что они готовы открывать друг напротив друга.

А мои франчайзи, которые тоже предприниматели, они мне принесли кучу денег, которые они заработали. Я их считаю хорошими предпринимателями, но у них уровень абстракции ниже той, которая у Ивана. Иван автоматически за четыре месяца уже превысил их показатели в три раза. К чему я это? К тому, что ты должен быть бесстрашен. Бесстрашен – это важно, потому что когда вы сидите втроем и принимаете решение… Почему они еще не могли развиться? Их трое. Может быть, один из них и готов бежать и говорит: «Леха правду говорит». Вторые говорят «Молчи», бьют его порукам. В итоге, когда вас трое, тяжело доказать своим партнерам, потому что вы вкладываетесь втроем, что нужно делать именно так. А Иван он один. Ему не надо было ни с кем советоваться, он поверил в меня, продал душу и все у него получается.

Так вот, мы самая крупная и успешная сеть в России. Мы открылись всего лишь в 2014 году, т.е. я сделал революцию на рынке. Но это только начало!

Рынок барбершопов занят на три процента. Из этих трех процентов я занимаю только один процент по количеству. Понимаете, насколько это голубой океан?

А. Локонцев: «Три успеха моей франшизы — «Три Л». Легко понятна, Легко реализуема, Легко управляема. Это три кита моей франшизы.  Это лозунги хорошего продукта.»

Сколько из вас, мужчины, ходят в барбершопы? Поднимите руку. А сколько не ходят? Опустите. Посмотрите, примерно одинаковое количество. Здесь мы предприниматели, мы та элита общества, которая имеет возможность тратить деньги на себя. А мы не ходим. Почему? Потому что все говорят: «Зачем я пойду за атмосферой? Меня также плохо постригут в обычной парикмахерской. А так как я предприниматель, я еще и сэкономлю денег». Правильно? Так думаете те, кто не ходит? Но в обычной парикмахерской вас оболванят, а в барбершопе, в «TOPGUN» вас постригут, потому что у меня сейчас есть куча конкурентов, которые продают тоже. Как они срисовали с меня? Типа мужского клуба, атмосфера мужского клуба. Это я написал когда-то два года назад, сейчас все так пишут. Они продают атмосферу. А самое главное, вы идете в барбершоп за стрижкой и переплачивать за атмосферу я бы тоже не стал, и вы правильно делаете, те люди, которые не ходят за атмосферой, нужно ходить за стрижкой. Теперь вопрос: почему в «TOPGUN» стрижки, а в других только атмосфера? Потому что в «TOPGUN» открыть один барбершоп стоит пять миллионов рублей, из которых триста тысяч – это по сто тысяч заложено на каждого барбера на стартовое его обучение.

TOPGUN Франшиза Digitale 5.jpg

Если вы будете покупать любую франшизу моих конкурентов, на вопрос, где взять барберов, скажут: «Найдем, на рынке их много». У них даже без модели не заложено обучение, понимаете? Мало того, я в своей академии чужих не обучаю, а кроме моей академии на сегодняшний день, наверное, достойных в России-то и нет. 

Как я сделал лучшую школу барберинга в Москве и Питере? Я выделил моих барберов, у которых возвратность более восьмидесяти пяти процентов. Восемьдесят пять процентов – это не когда я сказал «Ты классный парень, мы классно отдыхаем, поэтому ты будешь лучшим барбером», а это народ за него проголосовал. К нему ходят восемьдесят пять процентов людей повторно, значит, он что-то знает, значит, что-то он уже умеет делать хорошо.

Дальше я для этих ребят либо привез сюда в Россию лучших академиков в мире барберинга, либо отправил их в Лондон, в Америку для обучения у этих академиков мировых признанных. У меня каждый из преподавателей обучился у девяти лучших разных преподавателей мира.

Чтобы стать вообще лучшими, есть школа барберинга «Menspire», находится в Лондоне, принадлежит барберу Джошу Ламонаке, который уже три года подряд занимает на всех барберских чемпионатах первое место. Это лучший барбер мира. Один день обучения в его академии, на минуточку, стоит пятьсот фунтов стерлингов. Минимальный курс обучения две недели. Подсчитали?

Мы отправили своих преподавателей в «Menspire», чтобы Джош Ламонака научил их не стричь, а учить по методам «Menspire» академии. Они получили аккредитацию, и теперь они имеют право преподавать по методам «Menspire». Для наших сотрудников этот трехнедельный курс от девяти преподавателей стоит всего лишь  шестьдесят пять тысяч рублей. Для чужих восемьдесят пять тысяч рублей.

Мы сейчас растим и чужих, потому что я понимаю, что если в чужих барбершопах будут стричь плохо, тень падает и на меня, потому что многие вообще думают, что «TOPGUN» все это ерунда. Главное, что барбершоп, да? Когда ты приходишь в барбершоп и тебя плохо постригли, ты приходишь всем друзьям рассказываешь: «Обман. Те же парикмахеры вчерашние стригут также плохо, просто берут в три раза дороже». Тогда мне не развиться до трех тысяч в Москве, потому что мужчины перестанут ходить. Поэтому я уже готов учить и других, но, конечно же, дороже. Для других стоит мое обучение восемьдесят пять тысяч рублей, а для наших шестьдесят пять тысяч рублей.

К чему я вел? Три успеха моей франшизы — «Три Л». Легко понятна, Легко реализуема, Легко управляема. Это три кита моей франшизы.  Это лозунги хорошего продукта.

Самое главное, когда я открывал первый барбершоп, я думал, что я его открою за восемьсот тысяч рублей, потому что я подсчитал кресло за двадцать пять тысяч рублей, которые были в «Chop-Chop», тогда я их увидел в Твери. Думаю, двадцать пять тысяч рублей кресло. Но когда я начал открывать свой барбершоп, я открыл его за четыре миллиона, хотя у меня уже долгов было в тот момент двенадцать, а я еще три занял. Никто не верил в мой продукт. Все говорили: «Леш, мы стрижемся за двести и будем стричься за двести в Туле». А я говорил: «Ребята, вы будете стричься за тысячу и у меня». Все говорят: «Сумасшедший, как всегда что-то покурил». Я не курил, не пил ни разу в жизни, я просто дураком родился.

Франшиза TOPGUN на Digitale 6.jpg

Я купил кресло за сто семьдесят пять тысяч рублей. Я купил диван за семьдесят тысяч рублей, я купил кофе-машину за двести тысяч рублей. Я купил все, что хотел, чтобы когда я пришел в любой барбершоп, было именно так. Теперь прошло четыре года, в тот момент уже лидеры рынка были, «Chop-Chop» было уже пятьдесят три, а я был в Туле с долгами в двенадцать миллионов в свадебном бизнесе и ничего не понимал в их бизнесе. Я пошел покупать «Chop-Chop», они мне просто не продали, у меня есть куча интервью, посмотрите.

Самый главный успех, когда вы придумываете любой бизнес, встань на место клиента и возлюби его как самого себя. Это правда. Только так вы сможете стать лучше.

Еще самое важное – это «зри в корень». Недавно у меня друг купил франшизу «Додо Пицца», а я, честно сказать, читал книжку Федора Овчинникова «И ботаники делают бизнес». Конечно же, она произвела на меня огромное впечатление.

Для вас что такое «Додо Пицца»? Все знают «Додо Пиццу»? Нет? Что это за компания? Это компания, продающая пиццу?

- Нет.

- А что?

- Компания, продающая…

- IT кто-то сказал. IT-платформа. Это IT-платформа, которая называется Dodo IS. Она настолько идеальна, что если завтра Федя (прим. Федор Овчинников - основатель «Додо Пицца»)  захочет выпускать бургеры, он станет лидером на бургерном рынке, если он захочет что-то еще делать, он станет лидером со своей системой на любом рынке, т.е. он создал IT-компанию, которая занимается пиццей. Понимаете, насколько это глубоко, насколько он гениален? А если вы купите его франшизу и посмотрите на эту программу, пожалуйста, покажите мне, потому что он мне не продает.

Например, тот же «McDonald’s». Все думают, что они зарабатывают на бургерах, а он зарабатывает на газировке, а сама корпорация вообще зарабатывает на аренде помещений под «McDonald’s». Она выкупает помещения и там открывает «McDonald’s», они никогда не снимают в аренду.

Всегда смотрите глубже в бизнес, чем он есть на самом деле, смотрите, на чем люди зарабатывают. Для меня в свое время Чичваркин стал лидером «Евросети». Когда в любой город приходила «Евросеть», а у меня в этот момент куча друзей занимались телефонами, они говорят: «Ну все, мы умерли». Я говорю: «Почему?». Они говорят: «У него цена на полке ниже, чем мы покупаем на оптовке».

Вопрос такой возникал у всех: как такое возможно? Так чтобы понимать, у Чичваркина бизнес был на чем? Это тоже ошибочное мнение, что на аксессуарах. Ни на серых телефонах. У него бизнес был, я просто в рекламе работал с телефонами и знаю, что это такое. Они зарабатывали на вендерах. Вендеры – это люди, выпускающие «Nokia», «Motorola» и т.д. Он говорил: «Так, чтобы быть на уровне глаз «Sumsung», вам нужно заплатить мне миллиард, либо будете ниже «Nokia». Все. Я вам сделаю промоакцию, у меня три с половиной тысячи точек, я вам сделаю промоакцию по всей стране, платите». Они платят, он делает промоакцию, рекламируя свой бренд за их деньги и еще получая себе 50% с этих бюджетов. Гениально? Ему не нужно продавать телефоны, следить за курсом разницы, потому что на этих рекламных бюджетах, а у вендеров их очень много, потому что они создатели бренда, они, видите, берут и стену заклеивают деньгами. Они любят тратить, а у них есть конкуренты еще «Samsung», «Motorola» на тот момент. Вы понимаете, что это война, Чичваркин играл на чувствах вендеров. Все. Заработал себе все деньги, которые заработал.

Когда его купили ребята из «МТС», они из его шести тысяч точек, не буду говорить точные цифры, не знаю, они половину закрыли из-за нерентабельности. Почему? Потому что люди купили бизнес, не разбираясь в нем. Рентабельность была, чем больше у тебя точек, тем больше вендеры тебе дают денег. Понимаете? Это гениально. Но у него купили люди, которые взяли и вендерам сказали: «Раньше вы платили миллиард, а теперь платите нам триста тысяч, потому что у нас точек меньше теперь». Зачем? Просто Женя им не рассказал всю технику продаж. Это тоже очень важно.

А. Локонцев: «Не надо демпинговать, делайте сервис. На сегодняшний день можно занять любую нишу, и вы будете первыми в ней, если ваш сервис будет выше, чем у конкурентов. Все просто.»

Когда я открывал первый барбершоп, повторюсь, я был в ужасном кризисе, потому что у меня закрылся свадебный бизнес. А закрылся почему? Потому что евро вырос. Я покупал платья за евро и, конечно же, когда у тебя закупочная цена выросла в два раза, покупательская способность в стране упала в два раза, твой бизнес никому не нужен. Я принимаю решение открыть барбершоп и трачу на него кучу денег. У меня, конечно, был страх. Конечно, у меня была жадность. Страх был в том, что не получится, я буду опять должен кучу денег. Жадность – давайте купим кресло за двадцать пять. Но я убил в себе этот страх. И жадность убил, поэтому я вложил в три раза больше, чем я планировал. Самое главное, это глупость. А глупость в том, что все мои друзья не верили в этот продукт. Сейчас все верят в биткоин.

Главное, верьте в себя и не слушайте дилетантов, потому что если нет экспертов, не у кого спросить, а в тот момент рынка барбершопов не было, был «Chop-Chop», еще раз повторюсь, но они были тоже не эксперты. Они до сих пор не эксперты. Никогда не слушай, какой бы успешный человек ни был. Если он в твоем бизнесе, в твоем направлении ничего не понимает, он тебе никак не поможет. Я еще раз приведу пример. Чичваркин не рассказал им, в чем бизнес, они взяли и поделили его по прибыльности на кучу денег.

Очередной лозунг, опять же, мой. Я когда открывал турагентство в свое время, в своей молодости, когда я считал себя предпринимателем. Это сейчас я предприниматель, а до того момента я просто считал себя им. Я думал, сейчас открою турагентство, сделаю красивый дизайн. Я сделал красивый дизайн. Думаю, я буду просто демпинговать и будет все классно, все ко мне придут. Понимаете, насколько я был глуп, да? Как «МТС», которая купила у Чичваркина. Там цена меняется день ото дня. За день может двадцать тысяч стоить, завтра может сто тысяч в этот же отель стоить. О каком демпинге я говорю? Но я в этот момент думал, что из тех десяти процентов, которые оставляет себе турагентство, я пять процентов оставлю себе и еще в эти пять процентов заложу кучу подарков своим клиентам, т.е. для документов, для телефона. Я сделал кучу ошибок, а надо было делать всего лишь сервис. Компании побеждают те, которые делают сервис. Еще раз приведу пример книжек. Парень, который там продавал, он уже рассказывает, я набрал книжек, он говорит: «Я могу вам дать скидку». Нафига мне скидка? У меня два миллиона франшиза стоит. Ты сумасшедший? Ты мог бы заработать на мне без скидки, это его инструмент продаж, но он говорит: «Скидку».

Не надо демпинговать, делайте сервис. На сегодняшний день можно занять любую нишу, и вы будете первыми в ней, если ваш сервис будет выше, чем у конкурентов. Все просто. Предпринимательство – это просто.

Франшиза TOPGUN 7.jpg

  Когда я выходил на рынок, еще раз повторюсь, уже были лидеры рынка. Но когда я пришел к ним покупать франшизу, они сказали: «Алексей, мы сейчас кальян докурим, поржем с друзьями, а ты пока посиди тут, и мы к тебе выйдем через десять минут. Они ко мне не вышли и через сорок минут. За эти сорок минут я отсидел жопу на твердой скамейке, я ненавидел их, потому что была куча мужиков, кофе платный, а я взял денег впритык, я же уже в долгах был, у меня даже на кофе не было денег. Я очень хотел кофе, я очень хотел как-то отвлечься. Я через сорок минут встал, демонстративно плюнул им на пол, сказал матом слово и ушел оттуда. Они до сих пор меня зовут «деревенский выскочка», потому что я из деревни, я из Селиваново, из Тульской области.

Что я сделал? Я выделил для себя десять уникальных товарных предложений. Вот некоторые из них:
 
- У меня будет мягкий диван;
- У меня будет бесплатный кофе;
- У меня будет телевизор с играми Sony PlayStation;
- Будет куча косметики;
- Будет девушка на ресепшене.

На последнее мне все сказали, что «ты дурак, и тут концепция барбершопов она такая, там никаких женщин, там только мужики». Я говорю: «При моих женщинах можете материться, можете делать все, что хотите. Они тоже вас поддержат в мате и во всем, в чем угодно».

Это были некоторые мои УТП, которые сделали из ничего, из мальчика из деревни, бренд номер один в России в барберинге. Понимаете? Сработало у меня восемь из десяти. Но даже если сработает три, и одно из них будет сервис, вы уже победите. Сейчас сервис у меня на низшем уровне, потому что у меня текучка барберов, этих красивых девочек.

Но сейчас я делаю что? У нас есть управляющая компания, которая смотрит за всеми, кто встречает клиентов. Во-первых, всех клиентов теперь мы записываем в телефон. Раньше у них трубки были, они не записывали. Сейчас у них правило записывать клиента, как его зовут. Если в следующий раз вы звоните в «TOPGUN», вам говорят: «Здравствуйте, Сергей! Как мы можем сделать ваш день лучше?». И мы уже становимся вам приятнее, чем были до этого. Но я с этим сейчас работаю, у меня большой рост, три в день открываются, я не успеваю. Но я успею. Сейчас пока все акценты на барберов, барберы должны быть лучшими. Разрабатывайте УТП, следите за сервисом.

Раньше я был главным редактором свадебного журнала. Когда продаешь свадебные платья, клиент не постоянный, ему не дашь скидку и не скажешь: «Приходите второй раз». У меня была такая девушка, она приходила три раза каждый год. Сперва она пришла с новой грудью, потом с новыми губами, потом на новом «Mercedes». Я говорю: «Вам уже оптовая скидка, следующее платье в подарок». Она говорит: «Хорошо». Но я уже закрыл этот бизнес, не успела, но по ходу, она еще женилась раз пять. У нее такой бизнес. Она такая одна, а так как все остальные одноразовые покупатели, то я не мог давать скидок. Что я сделал? Я решил выпускать свой журнал.

Журнал должен быть лучшим и так как у меня с дизайном все в порядке, т.е. я эстет, я вижу, где плохо, где хорошо, я не хотел размещаться в тех журналах, которые уже выходили на рынке, я выпустил свой. Так как рынка стрижек не было в тот момент, я был вот таким (прим. показывает фото). Это фотосессия, на которой я заплатил двести тысяч рублей за съемку всего, я забыл постричься. Чтоб вы понимали масштаб бедствия. Я специально держу этот слайд, потому что мне самому стыдно, по мне бегут мурашки сейчас, я понимаю, что я был лох до такой степени, что я не занимался личным имиджем, а всем говорил: «Я – главный редактор».


Теперь переключимся к брендам. Самое главное в вашем бизнесе – это создать правильный бренд. Бренд нельзя заказать у соседа, у дизайнера «а-ля дизайнеры», за пять тысяч рублей, по дружбе. Бренд – это ваше лицо, это то, с чего начинается обложка вашей книги. Если вы на ней сэкономите, я никогда у вас не куплю. Ко мне приходят люди «Мы такие крутые», а он не пострижен. Я ему уже не верю. Приходят ко мне на собеседование люди и говорят: «Я зарабатывал сто тысяч». Я говорю: «Ты? Ты такой нестриженный черт зарабатывал? Не надо мне врать».

Вы понимаете, что сейчас уже в век предпринимательства нельзя обмануть человека. Это раньше, когда на завод приходил, у всех примерно одинаковая зарплата, говорил: «Я готов штамповать». Всех брали. Сейчас ты выделяешься. Ты на дискотеке выделяешься, когда ты хорошо пострижен, ты на работе выделяешься, когда ты хорошо пострижен. Люди, которые до сих пор еще не ходили в хорошие барбершопы, вы себя, скажем так, по зарплате унижаете. Если вы будете хорошо выглядеть, вы можете прийти к начальнику, сказать: «Слушай, я уйду, если ты мне не начнешь больше платить». Он смотрит, кадр-то какой у меня хороший, не уходи, на тебе.

А. Локонцев: «Зачем я ращу слово барбершоп, которое никому не нужно. Я его решил удалить, пусть его растят все остальные. Теперь будет так – мужская стрижка «Topgun». IPhone – телефон, XEROX – принтер, подгузники – Pampersы, «TOPGUN» - мужские стрижки. Вот моя миссия бренда.»

Я разрабатываю очень много своих брендов, и один из моих новых брендов – это киберспортивная арена Colizeum.

Я вам хочу рассказать, как создаются бренды. Во-первых, давайте посмотрим на эту штуку. Да, это Колизей. В нашем представлении Колизей – это круг, арена. Дальше это игрок. Игрок выглядит как смайлик такой неполноценный, и игровые символы из Sony PlayStation крестик и нолик. Все они совместились в нашего героя. В Колизее это у нас самый основной логотип. Когда мы разрабатываем текстовую версию, не графическую, а текстовую, в ней тоже мы S могли поставить вверх, но тогда это было бы CSA – Kiber Sport Arena. Но когда мы S положили, мы стали ближе к знаку бесконечности, S – Sport, потому что сейчас это стало спортом. Получилась такая аббревиатура, которую мы иногда используем вместо глазок этого игрока.

Сейчас этот бренд уже работает. Я все бренды тренирую в Туле, у меня уже пол «Тройки» мной снято. Там уже киберспорт-арена работает третий месяц. Самое главное, что когда компьютеры не работают, они майнят эфириум. Я за месяц майню эфириума на восемьдесят тысяч рублей, это почти окупат мою аренду, т.е. даже если ко мне никто не приходит, мой бизнес на грани рентабельности.

Прошло три месяца, я уже продал франшизу, и мы открываемся в Москве, в «Columbus» на Варшавке огромный торговый центр. Мы там сняли четыреста квадратов, открываем огромную киберспортивную арену. Так просто от идеи за три месяца я пришел к огромной арене и продал франшизу пока за мало, за миллион рублей, но это первая франшиза. Понимаете, как из ничего еще вчера можно разглядеть новый голубой океан. Опять же, я не разглядел, я просто вижу тренд, который растет. Алишер Усманов вложил, вторые, третьи. Я думаю, что-то пора, опаздываю, надо открывать, пробовать и все. На первый месяц в Туле я получил шестьдесят тысяч чистой прибыли, не считая эфириума, потому что я считаю, что это такой тренд временный, т.е. такой курс у них. Понятно, что его вниз модели закладывать нельзя. Во второй месяц я уже получил двести тысяч рублей, в третий месяц мы уже пришли к триста пятидесяти тысячам рублей. Как мне друзья говорят: «Леха, ты вообще Пабло Эскобар». Я говорю: «Почему?». Они говорят: «Ты продаешь оружие и наркотики». Я говорю: «В смысле?». Они говорят: «У тебя «TOPGUN» - это оружие. Внешний вид мужчины – это его оружие. Соответственно, ты продаешь оружие. А у тебя дети играют в компьютер – это наркотики. Леха – торговец оружием и наркотиками». Я чуть-чуть соглашусь. Это правильно, когда вы находите тот бизнес.

Я бился в этом свадебном бизнесе десять лет, он одноразовый. Ежегодно мне приходилось доказывать, что я лучше, лучше и лучше. Конечно, я натренировался в этом. Но зачем, если есть благодарные бизнесы, когда клиент приходит за твоим наркотиком, за дозой ежедневно или раз в месяц? Это тоже главный успех предпринимательства. Выберите ту нишу, где ваш клиент, одноразовое его вложение, если вы на него правильное первое впечатление произвели, он останется у вас навсегда, тогда не надо его привлекать второй раз, не надо выпускать журналы. А журналы выпускать это дорого. Понимаете, да? Надо брать ту нишу, где наркотики и оружие. Мой новый лозунг. Все, отлично. Запишите.

Следующее. Нам всего три года. Мы за эти три года провели три реинкарнации, ребрендинга нашего бренда. Сперва мы были желтые, потому что я думал, что это пилотная такая тема, отсылка к фильму «Top Gun» Тома Круза 1983 года. Сейчас, кстати, выходит вторая часть. Очень хорошо, я не договаривался с Голливудом. Просто они молодцы, выпустили «Top Gun» вовремя, когда я, как раз, подорожаю до трех миллионов во франшизе. Логотип выглядел так. Во главе было слово барбершоп. Эти штучки, как будто мы такие из древности пришли, т.е. вековая история. Следующий шаг был у нас – отказаться от этих крылышек и остаться просто знак «Mercedes», т.е. круглый знак. Он знак солнца, он классный. Следующий шаг по NLP, который вы, наверное, многие не замечаете, мы отказываемся от слова барбершоп. У нас теперь нет здесь слова барбершоп, у нас есть мужские стрижки, стрижем и бреем. Знаете, вы не все обратили внимание на это сразу, а в городе, когда бы увидели, логотип поменяется, вы даже этого не заметите.

Для чего я это делаю? Когда я открывался, был барбершоп «Chop-Chop» лидер, и я конкурировал с ним. Я должен был написать себе, что я тоже барбершоп, но это слово до сих пор для многих новое. Половина людей не знают, что такое барбершоп. Зачем мне приучать людей к новому слову, когда я могу вернуться к старому и, поанализировав запросы в Вордстате, все равно больше запросов «мужская стрижка», «мужская модная стрижка», а барбершопов в разы меньше. Зачем я ращу слово барбершоп, которое никому не нужно. Я его решил удалить, пусть его растят все остальные. Теперь будет так – мужская стрижка «Topgun». IPhone – телефон, XEROX – принтер, подгузники – Pampersы, «TOPGUN» - мужские стрижки. Вот моя миссия бренда.

Развеять мнение, что нас много уже сейчас. Все говорят: «На каждом шагу барбершопы». Ребята, на каждом шагу салоны и парикмахерские. Это на каждом шагу. Барбершопов пока очень мало.
Я в Туле открываю все барбершопы. Тула, здесь большой район есть — Центральный. Я все барбершопы открываю так. Все в одном райончике. Сейчас открыто уже шесть. Для чего я это делаю? Я хочу отменить всю рекламу в городе.

Население в городе всего четыреста пятьдесят тысяч. Я запланировал в этом году десять «TOPGUN». Я это делаю для того, чтобы показать людям, что все они выйдут на оборот больше миллиона через шесть месяцев. Я их делаю все на одной улице для того, чтобы человек, никогда не ходивший в «TOPGUN», ехавший по проспекту, смотрит направо «TOPGUN», налево «TOPGUN» и понимает: почему я туда ни разу не заходил? В итоге, я всю аудиторию загоню в эти десять «TOPGUN». Когда они вырастут все до миллиона, а это случится за ближайшие шесть-восемь месяцев, я открою еще десять «TOPGUN», но уже в других районах, чтобы людям было удобно ходить в барбершопы, потому что самое страшное в наше время – это потеря времени. Представляете, мужчина в свой выходной едет в барбершоп на другой конец города, когда он может находиться с семьей, с женой или заниматься какими-нибудь другими своими делами, а он едет стричься на другой конец города. Это неправильно. В каждом дворе должен быть барбершоп в будущем. Поэтому моя стратегия про три тысячи барбершопов – это только начало. Так выглядит рынок барбершопов.

Что я делаю дальше? Я вам рассказываю сумасшедшие инструменты Локонцева. «Локо» по-испански означает «сумасшедший», так вот у меня в фамилии заложено сумасшествие. Все думали, что локон заложен, а я не стригу, поэтому просто сумасшедший. Я придумал что? Во-первых, вы видите тут «Чпок-чпок», тут «BoldBoy», тут «Фант». Это мои конкуренты. Это «Франт», это «OldBoy», «Chop-Chop». Им хана. Хана почему? Потому что я всегда говорю: «Ребята, вы зашли на мой рынок». Они говорят: «Мы на твой? Это ты на наш». Я говорю: «Нет, сейчас на этом рынке правлю я». Любой человек, который открывает барбершоп не под названием «TOPGUN», просто растит для меня будущее. Он растит для меня барберов, которых я доучу в своей академии, и растит для меня клиентов, потому что он стрижет всегда дешевле, чем я, потому что переход из четыреста рублей в тысячу более осознан, а потом в тысячу семьсот, когда уже за качеством охотишься, уже не атмосферу покупаешь, а уже качество, тогда уже и этот второй переход происходит.

Что я придумал? Я придумал во всех городах, где есть миллион людей, я включил Тулу, конечно, потому что там уже семь я открыл. Я придумал такую акцию, что мы заходим в десять городов, я даю десять готовых предложений по аренде и даю десять миллионов в эти города, по миллиону в месяц три месяца подряд на рекламную поддержку, которая будет рекламировать всю нашу сеть. Что мы получаем? Я еще дарю, кстати, четыреста тысяч рублей, кресло в подарок, чтобы стимулировать большие продажи. Поэтому смысл в чем, главный лозунг? Что теперь в вашем городе стрижем и бреем вас мы, потому что рынок большой, раскачан, в «TOPGUN» стригут дороже, в «TOPGUN» есть академия, которая реально отменяет эти проборы. Извините, если у кого-то есть пробор сейчас и вы не негр, то я вас обидел, наверное, потому что проборы придуманы для негров. Знаете почему? Ваши все барберы, которые говорят: «Я сейчас пробор сделаю, Цезаря здесь спереди выстригу». Они учились по видео, они никакие не барберы, они вчерашние парикмахеры, которые два видео посмотрели на YouTube и говорят: «Я теперь барбер». Какой ты на… барбер? Ты иди в академию «TOPGUN» и учись стричь.

TOPGUN Франшиза 8.jpg

 
Я решил не продавать франшизу, потому что я устал от моих триста франчайзи. Один мне пишет, зайдите в Рязань в Instagram, посмотрите, какую дичь он там творит. Я говорю: «Остановись, Коля, у нас есть наши заставки». Он говорит: «Леша, у тебя все не так, у меня есть вкус нормальный, я сам все сделаю». Я устал управлять людьми, которым даешь инструкцию, как вести успешный бизнес, а они начинают свое. Ты зачем тогда купил франшизу? Ты делай свое без меня. Ты либо слушайся моих правил и делай качественный Instagram, а Instagram на сегодняшний день – это наша витрина, потому что у каждого барбершопа есть свой Instagram, т.е. есть общий сайт, где есть все точки, но чтобы понять, в какой барбершоп ты идешь, тебе надо представить, какие работы там делают и посмотреть мастера, который тебе нужен по отзывам. Поэтому в Рязань никто не пойдет. Коля этого не понимает. Я сегодня с ним ругался, говорю: «Удали это». Он говорит: «Мне ваши заставки не нравятся, мне мои нравятся». Да я не спрашиваю, что тебе нравится, я тебе говорю «Удали». Понимаете? «Тридцать тысяч штраф тебе». «Ты меня уже замучил». «Ничего страшного, поумнеешь, перестану мучить». Я не хочу уже такую толпу людей. Представляете, три тысячи франчайзи у меня будет? Что я с вами буду делать? Я тут-то не всех могу заставить хлопать, а там нужно мне подчиняться, понимаете?

А. Локонцев: «Бренд – это ваше лицо, это то, с чего начинается обложка вашей книги. Если вы на ней сэкономите, я никогда у вас не куплю.»

Я думаю, что я просто буду открывать свои барбершопы и для того, чтобы сохранить баланс, у меня уже есть пятнадцать своих барбершопов, у которых доходность больше миллиона рублей. Больше миллиона рублей – это не доходность, а оборот. Это значит, что где-то триста пятьдесят – четыреста тысяч рублей остается чистой прибыли. Я хочу их как блокчейн-технологию… Знаете, блокчейн – это подтвержденная операция на нескольких компьютерах, ее нельзя спрятать. Я такой же блокчейн придумал здесь. Что это значит? Вы инвестируете в меня тридцать тысяч рублей, а я за вами закрепляю этот барбершоп. У меня в эту инвестиционную программу всего семьдесят пять миллионов может быть, потому что у меня пятнадцать барбершопов моих, по пять миллионов я оценил один. Смысл в чем? Вы мне даете пять миллионов, если один инвестор, я за вами закрепляю один барбершоп, к которому даю вам доступ к его показателям и выкладываю это на сайт. Это и есть тот самый блокчейн. Мне говорят люди: «А как ты докажешь, что только нам продал? Ты же можешь эти пятнадцать продать шестистам миллионам. Это ты у меня единственный. Я тебе отвечаю, зуб пацана». Я выкладываю сразу проданный барбершоп на сайт. Ты мне занес деньги, на сайте появилось «Барбершоп на Новослободской продан за Олегом». Тем самым, это твое подкрепление, что у тебя есть гарантия твоей финансовой стабильности в моей компании. Ты получаешь доступ к этому барбершопу. Короче, гениально. Если кто хочет, потом подходите.

витрина topgun
Бальзам для бороды BRADATO by Jack Daniel's

Легкая фиксация и мгновенное впитывание. Подогревающие элементы обеспечивают улучшение кровообращения.

American Crew Fiber

Fiber™  за счет сильной фиксации позволяет создать стайлинг более агрессивного стиля с низким уровнем блеска и...

Бальзам для укладки бороды и волос и воск для усов TIGI

Средства для укладки TIGI обладают легкой степенью фиксации, помогают усмирить бушующую растительность. Обладают легким ...

Гель для душа и парфюм The Woods

The Woods - сложный аромат, придуманный парижским парфюмером Марком Бакстоном для Brooklyn Soap Co. Гель для душа и парф...

Записаться онлайн